И вдруг ворвался Чехов

0 1

Участники театрализованного путешествия «Российской газеты», посвященного 160-летию Чехова, побывали в нашей редакции на «Деловом завтраке». Напомним, в феврале «РГ» совместно с северокавказским филиалом ФПК и таганрогским театром имени Чехова провели громкую акцию в пассажирском поезде «Таганрог — Москва… По пути с Чеховым». Маршрут был выбран неслучайно, ведь когда-то и сам юный Антоша Чехонте совершил такое же путешествие. Кульминацией мероприятия стал спектакль по мотивам чеховских рассказов, сыгранный в вагоне-ресторане. (Мы писали об этом в репортаже «С Чеховым до Москвы», «РГ» 12 февраля 2020 г.)

 И вдруг ворвался Чехов

На этот раз таганрогские актеры пришли к нам в гости, все еще находясь под впечатлением от недавней поездки. Они рассказали о своем театре и необычном опыте, полученном благодаря «РГ».

Чем уникален Таганрогский ордена «Знак почета» театр имени Чехова?

Анастасия Устинова, заместитель руководителя театра по работе со зрителями: Это провинциальный в самом хорошем смысле этого слова репертуарный русский психологический классический театр. Здание театра стало уникальным уже с момента постройки. В 1865 году таганрожцы создали акционерное общество, на средства которого в кратчайшие сроки, всего за восемь месяцев, был возведен театр с потрясающей акустикой. Кстати, долгое время считалось, что здание строили по проекту итальянского архитектора Лондерона, но мы выяснили, что такого мастера на самом деле не существовало. И, наконец, театр буквально пронизан духом Антона Павловича.

Чехов впервые пришел сюда 13-летним гимназистом. Он сидел на галерке на самых дешевых местах. Увидев оперетту «Елена Прекрасная», он, что называется, заболел театром и, возможно, с этого момента начал писать первые рассказы и домашние пьесы. До сих пор артисты, выступающие на нашей сцене, признаются, что ощущают необъяснимое мистическое присутствие Антона Павловича.

Сергей Баринов, актер и режиссер: Кстати, насчет провинциальности… Приезжающие к нам иностранцы говорят, что не знают, где находится Ростов-на-Дону, но прекрасно знают о Таганроге. И в этом, конечно, заслуга Антона Павловича. Разумеется, в репертуаре всегда присутствуют и будут присутствовать пьесы по его произведениям, и в этом тоже отличительная особенность нашего театра. У нас даже проходят представления-квесты, которые позволяют гостям в полной мере окунуться в чеховскую атмосферу. Во время экскурсии по театру вдруг появляются фантомы героев рассказов: то Душечка томно обмахивается веером, то у двери застыли Толстый и Тонкий, в исполнении наших актеров. Кстати, благодаря опыту подобных перформансов нам удалось быстро и довольно органично влиться даже в пространство вагона-ресторана пассажирского поезда во время чеховской акции.

Пожалуй, представление в вагоне поезда — это прецедент на железной дороге и в мире искусства. Насколько сложно было там выступать?

Сергей Баринов: Безусловно, это был новый, полезный, ни с чем несравнимый опыт. Пришлось работать в покачивающемся вагоне движущегося поезда на площадке чуть ли не в половину квадратного метра. На обычной сцене актеры «защищены» музыкой, декорациями, партнерами. А тут зритель сидит буквально у нас на носу. Многое отвлекает, мешает. И нельзя применить реквизит, потому что некогда и негде это сделать. При такой игре не нужно «прорываться» через рампу к зрителю, все происходит очень близко, тесно, интимно. А значит, тем более нельзя фальшивить. При этом мне, например, во время спектакля приходилось еще и следить за тем, чтобы никто из зрителей случайно не сел за первый столик в вагоне-ресторане, который был задействован в представлении. И все же одна женщина заняла это место. Я во время представления корчил ей рожи и делал знаки, пока она наконец не сообразила в чем дело и не освободила «сцену».

Анастасия Чемоданова, актриса: Главное, появилась уверенность в себе. После выступления в вагоне-ресторане я почувствовала, что выросла в профессиональном плане, стала увереннее держать себя на обычной сцене, и знаю, что теперь смогу многое, если потребуется, по щелчку вольюсь в любую программу. Знаете, как спортсмен на тренировках накачивает мышцы, так и актерский аппарат развивается в подобных нестандартных ситуациях. А еще нас постоянно снимали на телефон, фотографировали и так много хвалили, что в какой-то момент я даже испугалась, что мы исчерпали лимит поощрений на год вперед.

Отличалась ли публика в поезде от обычной театральной аудитории?

Аркадий Зяблов, актер: Конечно, и отличие было огромное. Ведь зритель, приходящий на спектакль, готовится к этому событию заранее, а тут в жизнь обычных пассажиров, занятых своими мыслями, неожиданно для них самих вдруг ворвался Чехов. Видно было, что зрители испытывают особые, ни с чем не сравнимые эмоции.

Могут ли в современном мире чеховские постановки оторвать человека от телевизора, компьютера и гаджетов?

Анастасия Чемоданова: Мне приходилось видеть, как студенты в театре после представления плакали. Одна девушка призналась: «Мне 19 лет, но я только сейчас поняла, что надо читать Чехова. Учителей в школе не слушала, но после вашего спектакля обязательно возьму томик Антона Павловича». Наверное, каждому человеку нужно созреть и для восприятия Чехова, и для театра.

А в каком возрасте зрители начинают ходить в ваш театр?

Анастасия Устинова: Были случаи, когда в театр приносили грудничков. Молодая мама сказала: «Я знаю, что в таком возрасте ребенок не воспримет представление, но я хочу, чтобы он уже сейчас подышал воздухом театра, впитал его атмосферу». Еще помню, как внучка привела на спектакль своего дедушку. Он впервые попал в театр в свои 70 лет. Теперь этот дедушка стал заядлым театралом.

Новая фишка

В год Чехова таганрогский театр планирует поставить новый спектакль по чеховским рассказам, пригласить московского режиссера. Как говорят сотрудники театра, это будет такой же визиткой театра, какими уже стали одноактные пьесы «Человек в футляре» и «Душечка», покорившие не только российскую, но и зарубежную публику.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.