Пакет без «пальчиков»

0 1

Ростовский областной суд рассмотрит апелляционную жалобу врача-нарколога Николая Каклюгина на решение районного суда.

 Пакет без "пальчиков"

В ноябре в Пролетарском суде Ростова-на-Дону был вынесен приговор Каклюгину, ровно год находившемуся в следственном изоляторе. Борца с наркотиками обвиняли по 228-й статье Уголовного кодекса, по самой строгой ее части, четвертой — сбыт наркотических средств в крупном размере, предусматривающей до 20 лет лишения свободы. Суд переквалифицировал обвинение на часть вторую (хранение наркотиков) и лишил Каклюгина свободы на четыре года. Но что же произошло 18 октября в парке по улице Каяни, по-прежнему непонятно.

Разоблачение сети

Николай Каклюгин — психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук, председатель краснодарского краевого отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков», был задержан по анонимному звонку в Ростове-на-Дону с пакетом запрещенных средств. За три недели до задержания в Сети появился фильм Каклюгина «Национальный антинаркотический союз (НАС) — сектантская империя», который обличает сеть псевдореабилитационных центров для наркозависимых.

Сам Николай не раз рассказывал о методах, которые используют «сектанты» для освобождения наркозависимых: «В таких центрах считается нормальным сковывать человека наручниками, заставлять его бесплатно работать, избивать. Применяются психотехники и НЛП…» Притом что «лечение» в подобных центрах на Кубани и Дону обходится родственникам зависимых до 50 тысяч рублей в месяц.

Отец подсудимого, Владимир Каклюгин, хорошо знал, что сын занимался разоблачением псевдолекарей. «Он всегда ершистым был, спорил и доказывал, что спасает страну. Говорил, что в России работает до полутора тысяч частных реабилитационных центров, в которых пытаются избавить от зависимости более 16 тысяч наркоманов и алкоголиков. При этом официально зарегистрированы всего 200, — говорит Каклюгин-старший.

Вот лишь некоторые признаки таких псевдоцентров: эти организации, как правило, не имеют медицинской лицензии на право использования психотропных веществ, незаконно насильно увозят и удерживают пациентов, не оказывают медицинскую помощь при возникновении психических и физических осложнений у больных из-за приема психоактивных веществ. Кроме того, там предпочитают не везти нуждающихся в помощи пациентов в ближайшие профильные медучреждения, а реанимировать их самостоятельно, отказываясь вызывать бригаду скорой медицинской помощи из-за опасения выдать расположение псевдоклиники.

Борец или дилер?

— Врач-нарколог Николай Каклюгин многие годы находится в сообществе профессиональных наркологов, экспертов и специалистов по борьбе с наркотиками и имеет в этой среде безупречную репутацию. Задержать его «за распространение наркотиков» — показательная провокация, — уверен Владимир.

На судебные заседания, проходившие в Ростове-на-Дону, приезжали не только родители, отец-боец и сломленная обрушившемся несчастьем мать, а также брат, проживающий в Казахстане, многочисленная группа поддержки. Опального нарколога поддерживают многие, в том числе материально: высылали родителям заключенного в СИЗО кто 500, кто пять тысяч рублей. Родители покупают на эти деньги лекарства (Каклюгин плохо себя чувствует, обострились хронические болезни), нанимают адвокатов.

Само судебное разбирательство двигалось быстрыми темпами, заседания назначались каждую неделю, не переносились даже из-за жалоб Каклюгина на нездоровье. Когда выступал с обличительной речью прокурор, у подсудимого не выдержали нервы. Он прервал прокурора, заявив, что не может слышать столько вранья. Каклюгина вывели из зала, но заседание продолжилось.

Странные доказательства

Но вернемся к тому недоброму дню 18 октября 2018 года. Каклюгину, живущему в Краснодаре, назначает встречу некая дама, но почему-то в Ростове, в одном из кафе. Когда они вышли, Каклюгина окружает группа захвата, заламывает руки за спину и сажает в автомобиль. Машина трогается с места, колесит по проулкам и заезжает в какие-то гаражи. Из кармана куртки врача полицейские достают сверток. Там пакетики с неизвестным веществом в медицинской перчатке, обмотанной изолентой.

Время — 22 часа, пустынная улица. Между тем для протокола задержания находятся сразу два понятых, жителей совсем другого района, один из которых при ближайшем рассмотрении оказывается другом оперативника.

Адвокат Павел Пешиков уверен, что следствие было лишено объективности. «Вся речь прокурора свелась к чтению фабулы обвинительного заключения и перечислению свидетелей обвинения. При этом свидетели со стороны защиты голоса не имели, так как, по мнению гособвинителя, все они знакомые подсудимого и их цель — отвести от него обвинение, — говорит он. Правда, свидетели обвинения также являются знакомыми Каклюгина. Получается, что те знакомые, которые свидетельствуют против обвиняемого — подходящие, а кто говорит о нем хорошо, — плохие?

— На чем вообще основано дело? На показаниях двух оперативных сотрудников, — заявил Пешиков.

Один из них, руководитель группы захвата, сообщил о поступившей оперативной информации, что 19 октября из парка будет выходить Каклюгин, подозреваемый в незаконном обороте наркотиков.

На вопрос защиты, проводились ли оперативно-разыскные мероприятия в отношении Каклюгина, был дан ответ, что не проводились. И предоставить материалы дела не могут. Каким же образом Каклюгин был в оперативной разработке?

При досмотре оперативники обнаружили сверток. И в отсутствие эксперта и следователя распечатали его. Позже экспертиза не найдет на нем отпечатков пальцев и следов ДНК подозреваемого. Весь материал вообще не имеет отпечатков, хотя при изъятии, распаковке, осмотре пакетиков оперативник не надевал перчаток и на вещдоках должны были остаться хотя бы его отпечатки. Ничего! Тем не менее уже на следующий день следователь возбуждает дело о том, что Каклюгин, имея умысел на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, незаконно приобрел их с целью сбыта.

— Интересно, что на протяжении всего времени расследования уголовного дела, которое занимает два тома, следователи не предприняли ни одной попытки установить время и место приобретения наркотических средств, — говорит адвокат Каклюгина Павел Пешиков. — Ни по месту регистрации, ни по месту проживания родителей органами предварительного следствия не были проведены обыски, а это обязательное следственное действие. Не были обнаружены ни весы для расфасовки, ни упаковочный материал, ни конкретные люди, у кого он покупал или кому продавал наркотики. На каком основании против Каклюгина выдвигалось обвинение в сбыте?

И еще любопытный факт. В этот пакет было заложено 15 граммов всего, что можно было найти на рынке.

— Я еще не видел ни одного сбытчика, который имел бы при себе такое разнообразие наркотических средств. Обычно один-два вида. Здесь — шесть, — говорит другой адвокат подсудимого, Владимир Евдокимов.

В суде защите удалось доказать, что в деле нет хоть каких-то реальных свидетельств того, что Каклюгин имел умысел на сбыт наркотических средств. Не правда ли, узнаваемый принцип: вменить максимум, а суд пусть назначит хоть что-то. Вменили ему часть четвертую, Каклюгин осужден по второй, и суд приговаривает его к четырем годам лишения свободы за хранение наркотических средств. Завтра суд рассмотрит апелляцию на это решение суда.

Кстати

При участии Николая Каклюгина несколько лет назад на Кубани была пресечена деятельность тоталитарной секты. Силовая операция тогда прошла с подачи руководителя регионального отделения общественной организации «Матери против наркотиков». Николай Каклюгин первым услышал исповедь женщины, сумевшей разорвать опутавшую ее паутину страха, а потом в течение года занимался реабилитацией потерпевших. В свое время наша коллега Татьяна Павловская подробно рассказывала в «РГ» об этой шокирующей истории : «Гуру блуда» (25.01.2016 г.), «В паутине страха» (03.03.2016 г.), «Полоса отчуждения» (20.04.2016 г.), «Гуру выбрали срок» (15.05.2017 г.)

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.